Что происходит с Израилем, когда в Белом доме – демократы?

Государство Израиль со времен его создания было полем брани для сотрудников президентских администраций США, в особенности демократических администраций.

Теви Трой29.12.2020Источник:Лехаим

В момент, когда начинается администрация Джо Байдена, самое время задать вопрос, увидим ли мы в очередной раз непомерное множество междоусобиц по израильскому вопросу и будет ли порожденный ими курс благоприятным или неблагоприятным для Израиля. Оглядываясь на историю вплоть до основания Израиля в 1948 году, можно достоверно утверждать, что Израилю было лучше, когда среди демократов были раздоры, а не когда между ними царило согласие.

В 1948 году изначальное решение по вопросу, признавать или не признавать Израиль, стало поводом к одному из самых яростных в истории США политических споров. Против признания Израиля был чуть ли не весь истеблишмент национальной безопасности, в том числе Госсекретарь Джордж Маршалл. Численность населения в окрестных арабских странах колоссально превышала мизерное количество евреев в Израиле и во всем мире. Казалось, признать Израиль – сделать неудачную ставку в игре.

Однако сам Гарри Трумэн в некотором роде сочувствовал позиции, согласно которой евреи имеют право вернуться на свою древнюю родину, и был готов смириться с кое‑какими внутренними раздорами, чтобы выслушать другую сторону спора. 12 мая 1948 года Трумэн попросил своего советника Кларка Клиффорда выдвинуть аргументы в пользу признания Израиля, меж тем, как Маршалл выдвигал аргументы против этого шага. Маршалл выступил первым и сосредоточился на геостратегических элементах ситуации, особенно на вероятности того, что арабы, имея численное превосходство над израильтянами, разгромят их. Затем привел свои аргументы Клиффорд, умелый адвокат, выступавший на судебных разбирательствах, – и Маршалл не смог сдержать негодования. Ответил он пренебрежительно, перешел на личности. “Я вообще не понимаю, зачем здесь Клиффорд, – пожаловался Маршалл. – Он советник по внутренней политике, а это внешнеполитический вопрос. Клиффорд здесь только по той причине, что он проталкивает некие политические соображения”.

Трумэн резко парировал: “Видите ли, генерал, он здесь, потому что это я попросил его прийти”. Затем Маршалл раздвинул границы подобающего поведения на встречах с президентом, пригрозив, что проголосует против Трумэна, если тот примет сторону Клиффорда. Эта шокирующая фраза Маршалла фактически оборвала совещание. “Да‑а, тут крыли в хвост и в гриву”, – сказал Трумэн Клиффорду.

Маршалл проиграл в споре. США признали Израиль. По словам Клиффорда, Маршалл больше никогда с ним не разговаривал и до конца своей жизни – а Маршаллу оставалось жить 11 лет – даже не упоминал имени Клиффорда.

Накануне Шестидневной войны 1967 года истеблишмент национальной безопасности вновь стал сплачиваться против Израиля. Президент Линдон Джонсон – еще один демократ – первоначально брал пример с этих членов администрации. Он подчеркнуто предостерег Израиль, что тому не следует прибегать к превентивной атаке на угрожающие ему арабские страны, невзирая на тот факт, что Израилю грозило потенциальное уничтожение. “Израиль не останется один, если только вы не решите действовать в одиночку”, – так излагал свою позицию Джонсон. Президент также действовал закулисно, чтобы надавить на израильскую сторону: в Белом доме подверг министра иностранных дел Израиля Абу Эвена печально известной “обработке по‑джонсоновски”. Роберт Макнамара, министр обороны в администрации Джонсона, вспоминал: “Джонсон обрабатывал его не на шутку, пытаясь убедить, что он должен убедить свое правительство не наносить превентивный удар”. В начале конфликта – а он начался, когда Израиль действительно нанес удар первым, чтобы предотвратить нападение с нескольких фронтов, – официальный представитель Госдепартамента Роберт Макклоски сделал печально известное заявление о том, что США “останутся нейтральными в помыслах, словах и действиях”.

Но в Белом доме Джонсона был кружок политических советников, смотревших на Израиль более сочувственно. Два из них – Ларри Левинсон и Бен Ваттенберг – написали Джонсону служебную записку, разъясняя, что в еврейской общине наблюдаются “резкое разочарование и испуг по поводу заявления Макклоски о “нейтралитете, выраженном в словах, помыслах и действиях””. Левинсон и Ваттенберг также писали, что “еврейское “руководство” понимает, что это заявление – “не ваша политика”, но считает, что для них это признак подлинного настроения в Госдепартаменте”. Джонсон был не из тех, кто терпит внутренние разногласия. Оставшись верен своей натуре, Джонсон отчитал Левинсона в оскорбительных выражениях: “Простофиля, вас околпачили сионисты! Вы и Ваттенберг – простофили из Белого дома, околпаченные сионистами!”

Однако в ключевой момент Джонсон оправдал Израиль за недостаточностью улик. 8 июня, спустя день после служебной записки Левинсона и Ваттенберга, Израиль атаковал в Средиземном море корабль ВМС США “Либерти”, и в результате 34 члена экипажа корабля погибли. Израиль утверждал, что это произошло по случайности, и Джонсон принял его объяснения. Большинство советников Джонсона по национальной безопасности усомнилось в этих оправданиях, но Джонсон все же решил поддержать Израиль. А после войны Джонсон принял примечательное решение о том, что США заделают брешь в обороне Израиля, пробитую французским оружейным эмбарго – до того времени Франция была ключевым поставщиком израильских вооруженных сил. Так США сделали первый шаг к превращению в основной источник вооружений для Израиля.

Следующую демократическую администрацию – администрацию Джимми Картера – раздирала внутренняя борьба в высших эшелонах. Советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский и Госсекретарь Сайрус Вэнс расходились во мнениях по практически любому ключевому вопросу в их ведении, и их разногласия влекли за собой постоянные перепалки, причем Вэнс периодически грозился уйти в отставку, пока в апреле 1980 года Картер наконец не поймал его на слове. Но в одном Бжезинский и Вэнс, а также Картер все‑таки сходились. Все трое предпочитали жесткую позицию в отношениях с Израилем, сочетавшуюся с курсом на благоволение арабам в арабо‑израильском споре. Как писал советник Картера Стюарт Эйзенстат (относившийся к Израилю более благосклонно), и Вэнс, и Бжезинский, “и обычно сам президент… активно проталкивали мирный процесс способами, которые часто отталкивали Израиль и американских еврейских лидеров”. Далее Эйзенстат заметил, что “Вэнс был настроен весьма проарабски. По этому вопросу Вэнс был просто невозможным человеком”.

[ninja_tables id=”495″]

аргументы советника президента Трумена Кларка Клиффорда в поддержку Израиля

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *